Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Спорт

Антропов: когда просят дать характеристику игроку, проблем не возникает

Пятница, 21 января 2011

Сегодня наставник по–прежнему остается востребованным, однако договорным обязательствам с каким–либо клубом предпочел работу, которую называет “сборщик информации”.

— Какой? — спрашиваю Олега, ни на йоту не сомневаясь в ответе.

— Волейбольной прежде всего. С помощью Интернета слежу за тем, что происходит в мире, обрабатываю ее, систематизирую. Поэтому, когда меня просят дать характеристику или рекомендации тому или иному игроку, проблем не возникает. Впрочем, обращаются не только с просьбами и за советом, но и с предложениями вернуться к практической тренерской деятельности.

— Судя по тому, что мы общаемся в Риге, все они были вами отвергнуты…

— В волейболе я уже 46 лет. Он вместе с кровью течет по моим жилам, и если даже очень захочу отключиться от него и не вспоминать какое–то время, вряд ли это удастся. Но вместе с тем я устал от бесконечных переездов и перелетов. Вы даже представить не можете, сколько времени пришлось провести за все эти годы в автобусах, поездах, самолетах. И сейчас, с высоты прожитых лет, хорошо вижу, как много интересного недобрал в связи с этим. Поэтому хочется не только восполнить пробелы, но и двигаться вперед.

— Так, может быть, следует поискать небольшую, вроде Латвии, страну, где из одного конца в другой можно добраться за 4–5 часов. Или таких вариантов не попадалось?

— Были всякие. Да и не в расстояниях вовсе суть. Тем более что если работать с серьезными клубами, а прочие мне не очень интересны, то это подразумевает участие в европейских или иных кубках, где все сопряжено с переездами–перелетами.

— Словом, пребывание в свободном полете для вас сродни драйву?

— Ну, это звучит слишком по–молодежному… Я бы назвал свое нынешнее состояние просто необычным — давно столько не отдыхал. Зато многое успеваю сделать, остается время заняться самообразованием, переосмыслить то, чем занимаюсь всю жизнь, понаблюдать со стороны за тем, куда и как движется волейбол и другие виды спорта.

— Какие, например?

— Тот же футбол. Или американский футбол.

— Ого, куда вас занесло…

— Не так далеко, как думается. Просто мой зять родом из Чикаго и в свое время занимался им. С его помощью я начал вникать в тонкости игры и понял, что американский футбол — это слепок с жизни самих американцев. Там нужно бороться с начала до конца, поддерживать каждого, беспрекословно подчиняться решению судьи. Там нет такого, чтобы кто–то к нему апеллировал — мол, я, простите, несогласен. Ни разу не видел, чтобы там кто–то упал и катался по полю, изображая умирающего. А как поддерживают одноклубников запасные! Или взять английский футбол, с которым я знаком отнюдь не заочно, поскольку часто бываю в Лондоне. (По признанию собеседника, столица Альбиона, а также Цюрих и Венеция — его любимые города и в одном из них, будь возможность, он с радостью обосновался бы на жительство. — В. В.)

Игроки, которые обладают феноменальной техникой, работают на тренировке как мальчишки — самозабвенно, с полной отдачей, в противоборстве, поэтому меня не удивляет, когда в реальности, действуя в условиях жесточайшего прессинга, они отдают великолепные пасы чуть ли не на 70 метров, строго контролируют мяч, по сути, управляя им.

Говорю это к тому, чтобы лишний раз подчеркнуть: основой всех основ является работа над техникой. Так я считал в бытность свою волейболистом, так считаю как тренер. Ну и, конечно, физика. Перебравшийся в английскую премьер–лигу Роман Павлюченко удивлялся: после матча его новые товарищи идут не в душ, а в тренажерный зал и еще один тайм работают там, а Андрей Аршавин признался, что после первого тайма готов был выплюнуть свои легкие… А ведь оба — игроки сборной России, лучшие из лучших. Вот вам и разница подхода к своей профессии и делу вообще.

— Ну а что происходит в волейболе, чем дышит он?

— О, тут можно говорить долго, ведь волейбол изменился за последние годы как ни один другой игровой вид спорта. Возьмите футбол, баскетбол, гандбол, суммируйте в них все новшества, но и тогда их окажется много меньше. Скажем, правило “золотого сета”, введенное во всех еврокубковых турнирах за исключением Лиги чемпионов. Ты выигрываешь на своей площадке 3:0, проигрываешь на чужой 1:3 или 2:3, но победителем по сумме двух матчей не становишься — должен сыграть ту самую золотую партию.

Другой момент: судьи не фиксируют касание сетки игроком, если оно не нарушает хода игры, а вместо одного на площадке появятся теперь два либеро, в связи с чем в заявку на игру можно вносить 13 участников. Думается, это не последние новации, хотя некоторые считают, что с изменением правил волейбол потерял свою сущность.

Есть, правда, и вещи, которые требуют приведения к общему знаменателю. Они касаются международной и европейской трактовок определения команды, которая при равных показателях должна стоять выше. Согласно одной, имеет значение разница набранных и проигранных очков, другая отдает приоритет коллективу с лучшей разницей победных и неудачных сетов. У ФИФА и УЕФА подобные разночтения выглядели бы странно, у нас они в порядке вещей. По крайней мере пока.

— Олег, среди многих стран, где вам довелось работать, особняком стоит Япония — восточная “командировка” растянулась на целых девять лет. Значит ли это, что след в вашей душе она оставила самый заметный?

— Безусловно. Замечательная страна, приветливые люди, высокая культура. Причем неважно, идет речь о поведении в быту, общении в незнакомым человеком или проведении соревнований. Еще поражают поразительное трудолюбие и усидчивость. Последняя, правда, по мере компьютеризации, а японцы по этой части продвинуты как никакая другая нация, начинает приносить обратный эффект.

— Как это?

— Если в русском алфавите 33 буквы, то у японцев две азбуки — хирогана и катакана, а также около 3000 канджи — иероглифов, знание которых позволяет человеку считаться высокообразованным. На практике японцы управляются с 2 тысячами, а чтобы читать и писать простой текст, достаточно знания первой сотни иероглифов. Но для того, чтобы их запоминать, знаки нужно повторять и записывать. Рукой, разумеется. Когда ты делаешь это посредством клавиатуры, навыки написания пропадают, и зачастую человек не знает, как изобразить тот или иной канджи.

— Сами говорите по–японски?

— На бытовом уровне. Помнится, пришел в банк и изъяснялся с клерком без почесывания темечка. И писать научился. План тренировки, конечно, не смогу изложить на листке, но что–то вроде записки — да.

— Команда, которую вы возглавляли, “Джей Тиз” из Хиросимы (в русском варианте звучит как “Японский табак”. — В. В.) практически ежегодно входила в число призеров национального чемпионата, радовала ее хозяев, однако они все же расстались с главным тренером. Вы не нашли общий язык?

— Врачи посоветовали сменить климат и образ жизни. Очень жарко, высокая влажность, бесконечные переезды из одного конца страны в другой плюс тренировки, которые я проводил не сидючи на скамейке, а на площадке, у сетки, не рассказывая, а показывая, как и что делать. Причем в последний свой сезон я еще бегал вместе с ребятами, хотя наш возраст немного отличается.

— Дома ничего интересного не предлагают?

— В Латвии сейчас сложно. В волейболе в том числе. Когда я приезжал и приезжаю на крупные соревнования и общаюсь с коллегами, то между нами всегда происходит обмен мнениями, мы не стесняемся спрашивать друг у друга о методах тренировок, о каких–то авторских наработках. А в Риге тебя никто ни о чем не спрашивает. Быть может, здесь все все знают. Тогда почему нет результатов?

— Олег Антропов находил себя всюду, только не в Латвии. По городам и весям зарубежья столько же лет мотается Геннадий Паршин, с которым вы много лет работали бок о бок в Японии и который теперь тренирует волейболистов Казахстана. До недавних пор трудился в Сибири Борис Колчин, в Калининграде тренирует клуб суперлиги Виталий Бирюков… Рулевых набирается на несколько команд. А у нас, откровенно говоря, ни одной. Может, пора обзаводиться?

— Время сейчас не самое подходящее для этого, все живут в режиме экономии. Но если вдруг подберется классный игровой ансамбль, которому поставят самые высокие задачи, и когда увижу, что перед мной простирается творческое пространство, почему бы нет.




Источник: Весточка.LV