Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Лилита Озолиня: те, кто планируют бюджет, живут в своем мире, у них все хорошо

Четверг, 5 мая 2011

Играя Медею

- Над чем сейчас работаете в Художественном театре?

- Играю в комедии «С мужем нелегко», это моя последняя премьера в уходящем сезоне. Скоро будет собрание, на котором новое руководство театра объявит о репертуаре на следующий сезон.

А пока учу вторую часть пьесы «Театр Медеи», готовясь к приезду в Ригу известного украинского режиссера и драматурга Клима. Первую часть мы с Татьяной Бондаревой репетировали в его прошлый приезд, в марте. Собирались закончить постановку к Дням Риги в Санкт-Петербурге, но…. Клим – человек со сложным характером, и работает он, по собственному выражению, медленно и лениво.

- О чем эта пьеса?

- Это диалог двух женщин, актрис – молодой (ее играет Татьяна) и пожилой. Они говорят о театре, о профессии, о мужчинах, о жизни и время от времени перевоплощаются в Медею.

Пьеса написана белым стихом, без запятых и точек. Клим говорит: нужно слышать мелодию текста. Но музыка русских строк ускользает от меня, и роль приходится учить наизусть. Это трудно, ужасно трудно… Но и красиво. Вот послушайте.

«Перед спектаклем я прихожу в театр рано утром, ни с кем не разговариваю, остальные меня считают сумасшедшей… Я хожу по коридорам, я слышу шаги. Это старость».

Или вот, о зеркале. «Иногда так падает свет, что мне кажется, что я такая же, как была… Я протягиваю руку, и мне кажется, что я сотру, словно пыль, свое сегодняшнее отражение, и снова увижу себя ту, которая была когда-то… Я мечтала сыграть Медею. Теперь ее будет играть другая».

- А при чем тут Медея?

- Через образ этой античной героини, которая ради любви была готова на все, можно понять сущность театра, его философию.
Нож у горла жизни

- Вы играете в театре «Дайлес» с 1996 года. Как изменился за это время зритель?

- Залы по-прежнему полны… Но в последние, может, не 20, но 10-15 лет точно, мы приучаем зрителя к сериалам, шоу со спецэффектами. А СМИ круглые сутки несут негатив, разоблачают, обличают, копаются в грязи… Я никого не упрекаю. Жизнь непростая, и людям это надо. Но, с другой стороны, Джилкинджер поставил «Марию Стюарт», и эта серьезная классическая постановка получила большой резонанс.

- Вы не раз говорили, что фильм «Долгая дорога в дюнах» – история вашей семьи. Война, ссылка, дефицит всего и вся – чего только не пережили наши родители! И не жаловались…

- Моя память хранит яркие картинки детства. В Чиекуркалнсе (одном из бедных кварталов в послевоенной Риге), в квартирке с печным отоплением, моя мамочка плачет за кухонным столом. Она купила на базаре брусок масла, которого тогда, в послевоенные годы, было не достать. А когда масло в тепле подтаяло, оказалось, что внутри бруска… картофельное пюре. И значит, нет ни денег, ни масла, и снова детей кормить нечем.

Или вот еще: ночь, и мы с братом сидим в темноте, прислушиваясь к шагам на лестнице, ждем папу с мамой с «халтуры». После работы они делали ремонты.

Но моих родителей поддерживала вера в будущее, надежда на то, что Латвия – будет, что ее можно будет уважать и ею гордиться. А сейчас мне порой кажется, что этой надежды нет. В пьесе «Регина» о писательнице Регине Эзере есть удивительно точные слова: «Недостаток надежды – один из самых острых ножей у горла жизни».

- Так что, латышская интеллигенция разочарована?

- Это не разочарование – другое… Уничтожается вера в страну.

- А театр, вообще искусство, может эту веру вернуть?

- Желтое искусство – нет. Только настоящее. Вот сейчас будем ставить «Амадея», и это тоже настоящее.
Другая сцена

- Вы три года были помощницей спикера Сейма Ингриды Удре. Какие ощущения? Похоже на театр?

- Бывало почище любой комедии… Но я и на этой должности занималась своим делом – искусством общения. Профессию менять никогда не собиралась.

По голове за эти годы получала достаточно. Но человек становится старше, кожа у него – толще, опыта больше, и для тебя не секрет, почему эти люди так говорят или пишут.

- И это не имеет отношения к государственным интересам?

- Абсолютно никакого. Те, кто планируют бюджет, живут в своем мире, у них все хорошо.

А мне вот пришлось приостановить работу своей студии. Сейчас мы выполняем только заказы предприятий, а регулярных занятий нет, хотя люди звонят, интересуются. Какой смысл работать, если ползарплаты отдаешь как налоги, а на оставшееся не свести концы с концами?

И что мы получаем взамен? Я даже не чувствую себя в безопасности. Бывали случаи, что полиция отказывалась приезжать: мол, нет бензина. Я боюсь попасть в больницу на «скорой помощи» не к «своим» врачам. А «своих» все меньше – многие уехали за границу.

- Какое-то у вас невесеннее настроение…

- Ну а что, я буду притворяться, что все хорошо? Впрочем, раз я живу и работаю – значит, оптимизма хватает.
Время для своих

- По-прежнему часто бываете в своем домике в Калнгале, под Ригой?

- Это домик моих родителей, и там тоже проблем хватает. Отопление газовое, и сами знаете, сколько это стоит. Но, конечно, там хорошо. Березы, речка, на которой живут утки и иногда прилетают лебеди… Скоро у них вылупятся птенцы, и тогда их будет целая стая. Прожорливые! Как увидят меня, сразу просят есть, и летом я им за день три-четыре буханки хлеба скармливаю.

- Что новенького посадили на участке?

- Я сажаю многолетние растения, чтобы не нужно было каждый год время тратить. Вот жду, когда зацветут рододендроны. И, как всегда, засажу целую грядку луком. Поливать его не надо, полоть практически тоже, а он – зеленеет все лето, и все говорят про меня: «Какая старательная хозяйка!»

- Вы такая стройная. Диету соблюдаете?

- Да нет. Но во время поста мясо, рыбу не ем, вина не пью. Питаюсь кашами, грибами.

- Грибы сами собираете?

- Очень люблю, но не хватает времени. В прошлом году только пару баночек и заготовила.

- Что самое главное для вас сегодня?

- Моя семья. Чтобы все были здоровы. Чтобы хватало времени на друзей. Вместе мы все выдержим. Когда я среди близких, я чувствую, что живу.

- Во что вы верите?

- Верю только в себя. и рассчитываю только на себя.

- Черта сильных людей!

- Приходится быть сильной.




Источник: Весточка.LV