Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Люди нашей страны, надеюсь, передадут свой сигнал: так дальше жить нельзя

Суббота, 23 июля 2011

Проголосую за дешёвый трюк

Так что, полагаю, многие, и я в том числе, проголосуют за роспуск 10–го Сейма скорее жопой, чем умом. Совершат некое амбициозное протестное деяние, от которого в ближайшем будущем никакой реальной пользы для народа не будет. Если смотреть со стороны власти, то я почти согласен с Володей Линдерманом, что роспуск Сейма — это дешевый трюк. Тем не менее это трюк, через который партиям власти, возможно, уже в который раз удастся заставить множество избирателей наступить на внеочередных выборах на старые грабли. Благодаря этому трюку и некоторым перегруппировкам декоративного характера (партия Затлерса) нынешние партии и нынешнее качество политики обеспечат свое самосохранение.

Все–таки я проголосую за роспуск 10–го Сейма потому, что нынешнее качество парламента крайне неудовлетворительно. Я проголосую за его роспуск еще и потому, чтобы внеочередными выборами проверить, насколько наш латвийский народ превращен в толпу и чему он за эти двадцать лет научился. Потому что мне хочется по возможности ускорить ситуацию нормализации отношений в обществе и добиться нормального отношения власти к людям. Еще я проголосую за роспуск парламента, все–таки надеясь на то, что избиратели повернут 11–й Сейм если не в сторону качественно новой, то хотя бы в сторону грамотной политики по отношению к тому же латвийскому (!) народу. Хотя бы в какой–то мере изымут из политики составляющую этнораздрая. Нынешняя же политика, учитывая как местный, так и глобальный контекст миграции, направления антропотоков, демографическую картинку, перспективу наполнения этой территории отнюдь не приверженцами дайн или былин, становится идиотской как для будущего латышей, так и для латвийских русскоязычных. Получится ли что–нибудь иное — не уверен.

Расклад беспокоит

Тем более что в случае, если 10–й Сейм будет распущен, риск получить в 11–м Сейме расклад хуже нынешнего весьма велик.

Во–первых, не следует игнорировать то обстоятельство, что роспуск Сейма партии власти используют лишь для того, чтобы руками избирателей совершить дворцовый переворотик. То есть добиться перегруппировки сил в пользу партий типа “Единство”, “ВЛ!”–”ТБ”/ДННЛ и партии Валдиса Затлерса. Это значит, что национальные одежды, в которые скорее всего будут и впредь рядиться эти партии, в политическом смысле станут еще более скоморошескими. То есть для русскоязычной части общества они будут и впредь выставляться неким раздражителем и пугалом, а для латышей — национальной ширмой, за которой национальный ресурс (в общегосударственном, а не только этническом смысле), начиная от капитала и кончая морально–этическими устоями, будет и впредь вымываться как из территории, так и из сознания. Избиратель во время предвыборных кампаний уже приучен мыслить не категориями страны, родины, человека, а лишь категориями толпы, категориями партийными. Печально и то, что даже многие творческие люди, даже в якобы переломный для политики момент не способны на более–менее приличном уровне духа и разума сформулировать власти то, что нужно (!) народу в данный момент. Они с трибуны той или иной партии вещают лишь то, что хочет (!) слышать толпа. Это очень печально. Но это удобно.

Пока одни позы

Как бы они ни пересаживались и вне зависимости от того, сколько им лет, никто из них пока не обозначил архитектуру “новой политики” хотя бы на уровне начального эскиза. Все, что есть, — это псевдоинтеллигентское, праздное (а потому противное) перечисление общеизвестных качеств, какими должен обладать нормальный политик. Общественные организации — профсоюзы, федерации работодателей или пенсионеров, творческая или интеллектуальная элита, — очевидно, так же как и партии, не способны сформулировать необходимые изменения политического режима по существу.

Потому, во–вторых, “новая политика” — это, пожалуй, лишь название очередной рекламной кампании. Вот уже полтора месяца, как наша “Аврора” стрельнула, но ни одна партия, ни одна политическая общественная организация даже тезисно не озвучила ничего внятного, что можно было бы озаглавить как “новую политику”. Все — пустая по отношению к конкретной ситуации болтовня.

Например, если те десять тезисов, которые озвучил Валдис Затлерс и назвал принципами учреждаемой им Партии реформ, воспринимать как основу программы партии, то, возможно, мы получим в виде программы менее популистский текст, чем программные тексты “Единства”, “Гражданского союза” или “ВЛ!”–”ТБ”/ДННЛ. Но он будет столь же расплывчатым и аморфным в смысле идейной собранности как программы всех прочих партий Сейма без исключения. Такие тексты “неуязвимы”. Их не колышут ни кризисы, ни состояние этнических отношений. Они безответственны и безвременны.

Хотя, возможно, послезавтра, на учредительном съезде Партия реформ Затлерса представит конкретную реформную программу на четыре года. Тогда о ней и поговорим.

Суп общий, а черви — врозь!

Или вот “Единство”. На первую полосу газеты объединения выброшен лозунг: “Долой власть олигархов!” На красном фоне. Хотя вся риторика объединения пока направлена не против власти олигархов в стране, а лишь против трех личностей, за которыми, по словам коллеги Мариса Зандерса, одна пятидесятая часть реального влияния. Пусть даже одна десятая или пятая часть влияния за этими тремя — пока “Единству” нужен лишь образ врага, а власть олигархии (“власть немногих”) объединение вполне устраивает.

Заяви “Долой олигархов!” большевики, я бы им поверил больше, чем “Единству”, которое является тут одним из основных содержателей “власти немногих”. “Единство”, заметив в супе червей и следуя стилю “Яунайс лайкс”, в очередной раз надеется устроить выборочный звон и шмон по мискам других, неугодных объединению партий. А своих червей формального лидера олигархии, заявив о собственной пушистости, “Единство” надеется под шумок запрятать (сами понимаете — что) куда поглубже. В надежде, что тот, кто первым крикнул “Держи вора!”, окажется вне подозрений.

Такой уровень плутовства свидетельствует или о том, что объединение не опасается за свое будущее, или о том, что у него нет мозгов даже на составление элементарной программы под свой лозунг борьбы с олигархией. Что такое подобная программа? Попробую дать краткую, эскизную ее версию. Пример того, какого уровня конкретики мне хотелось бы дождаться от любой партии еще до выборов.

Во–первых, до выборов “Единство” должно понять, что в наши дни “власть немногих” есть субъект определенной системы (!) власти и что эта система нынче не содержится в национальных рамках. Если бы держалась, то при неподкупной власти ничего бы не стоило отрегулировать проблему олигархии национальными законами. У нас же тут свои действия на уровне масштаба страны пока осуществляют лишь МВФ и Еврокомиссия. Уровень же действия партий власти Латвии, партий Сейма — лишь имитационные конвульсии. Если “Единство”, будучи лидером коалиции, силой, определяющей официальный распорядок дня страны, все же не куплено, то до выборов оно даст обществу четкую оценку нынешней системы власти и представит комплексный план ее изменений на четыре года.

Чтобы были люди действия, не надо болтать

Во–вторых, до выборов “Единство” представит обществу обоснованное сообщение об объеме и силе влияния олигархического капитала на политику Латвии. “Единство” конкретно скажет, какая доля этого влияния именуется Айнарс, какая — Андрис, какая — Айвар, какая — Джордж, какая — Борис. В–третьих, “Единство” скажет, какими мерами оно тут гарантирует правовое равноправие всех субъектов хозяйственной деятельности. В–четвертых, “Единство” до выборов откроет нам, какие конкретные инструменты власти оно будет использовать, чтобы справиться с теневыми механизмами, которые все еще приводят к концентрации капитала.

В–пятых, “Единству” — и нам через “Единство” — до выборов станет совершенно ясно, что следует сделать для того, чтобы концентрация капитала и политизация власти не гасили малый и средний бизнес. В–шестых, “Единство” до выборов предложит программу по укреплению размытого ныне среднего слоя, который (включая сюда представителей малого и среднего бизнеса) до сих пор был лучшей силой по уравновешиванию роли олигархического капитала и его влияния на политику. А пока этот слой слаб, “Единство” возьмется гарантировать баланс между травоядными и хищниками. В–седьмых, “Единство” до выборов представит международному антимонопольному законодательству предложения, связанные с ограничением власти и влияния транснациональных корпораций. А также предложения, связанные с реальной ответственностью этих корпораций и международных организаций за нанесенный их деятельностью вред национальным государствам и народам. До выборов “Единство” представит нам конкретные проекты законодательных актов по ограничению этой власти национальными инструментами в Латвии. В–восьмых, “Единство” предложит СМИ такую налоговую политику (а серьезной периодике и государственную поддержку), чтобы по возможности сократить диктат прихотей власти и частных интересов в медийном пространстве. В–девятых, “Единство” до выборов четко озвучит свое отношение к “новому менталитету”. Поскольку, чтобы противостоять власти денег и “власти немногих”, противиться подчинению человека этой власти, обществу необходима стабильная моральная основа.

Вот моя “программа” для “Единства”. Я ее могу представить в более детальном виде. Поскольку для ее написания в этом виде я и пальцем о палец не ударил. Лишь строчил. Лишь вспомнил труд Джека Лондона “Железная пята”. А вот способно ли, намерено ли “Единство” перевести свой клич “Долой олигархов!” в конкретную, детальную политику — не уверен.

Также не уверен, что “лишь люди действия получат симпатии народа” (В.Затлерс) на предстоящих внеочередных выборах. Ибо не вижу предложений от партий, от потенциальных кандидатов на уровне действия. Пока не вижу тут политической силы, способной не то чтобы осуществить, способной сформулировать “новую политику”. А то, что, например, “Единство” в лице троих “олигархов” поносит своих политических конкурентов (СЗК, “За лучшую Латвию”), и то, что Валдис Затлерс, еще не учредив свою Партию реформ, заявляет, что общение с “ЦС” возможно лишь после признания “Центром согласия” факта оккупации, есть признак не “новой политики”, а того, что и предстоящая предвыборная кампания, как и все предыдущие, будет основываться на дешевеньком популизме и избитых стереотипах “чужих” и “своих”.

Контейнеры с политическим мясом нам надоели

Я считаю, что референдумы впредь должны использоваться более активно. Эта форма волеизъявления не частная собственность партий, и не только партии вольны ею распоряжаться. Например, я мог бы спорить о своевременности цели, ради которой собирала подписи “Родная речь”, но никоим образом не считаю инициативу “Родной речи” бессмысленной, несмотря на то, до какого уровня будет доведена эта акция.

У нас общество не беременно ни пятым, ни семнадцатым годом. Порой мне кажется, что оно находится в социальной коме. Можно, конечно, ее вырвать из этой комы бунтом или войной. Но это чревато социальными травмами другого порядка. Но можно будить общество постепенно и более ласково. Референдумы — один из способов тренировки социальной активности. Можно ныть, что они дорого обходятся, часто безрезультативны или используются властью как инструмент манипулирования. Это обывательское, мазохистское нытье. Если вам так дорога казенная копейка, будьте активны по–иному. Но будьте. А если не можете, тренируйтесь, делайте массовыми безболезненные для себя акции.

Конечно, достойно сожаления то, что референдум скорее всего обернется лишь неким тестом, проверкой достоинства и активности граждан. То есть люди, надеюсь, передадут свой сигнал: так дальше нельзя! — а существенные политические перемены, изменения качества власти не последуют. Сигнал не будет воспринят.

Я проголосую за роспуск Сейма потому, что меня не устраивают качество парламента, политика “Единства” и коалиции. Но я не на все сто процентов уверен, что граждане вообще проголосуют за роспуск Сейма. Поскольку в течение полутора месяцев после заявления президента о его роспуске ни одна партия не заявила ни о том, что решение президента опрометчиво, тупо, противозаконно, ни всерьез не занялось публичным анализом тех существенных причин, которые сделали заявление о его роспуске обоснованным. В этом плане партии отмалчивались.

Зато они все это время усердно занимались культивированием в обществе пофигизма и равнодушия. В этом и трусость, и недалекость, и цинизм партий Латвии. “Вот нам нечего вам предложить по существу, не способны мы, не хотим мы нового содержания политики, а все равно полезем во власть. И вы никуда не денетесь, когда мы перед вами поиграем своими фантиками. Скушаете вы это, да поначалу еще хвалить будете. Так что нам без разницы, что вы там на референдуме напакостите. Мы вас потом опять поймаем на старые крючки”. Так я, учитывая кризис власти, пока оцениваю качество содержательности поступков любой партии Сейма — от СЗК до “ЦС”. И такой подход, когда человеку фактически сообщается: как бы там ни вертелся, по–твоему не выйдет, сковывает людей.

Но хорошо бы все–таки не поддаваться уровню мышления, цинизму политиков и не считать референдум бессмысленным. Если люди на референдуме проголосуют за роспуск Сейма, а перемены в качестве политики не последуют, если партии опять выступят лишь контейнерами для транспортировки политического мяса в Сейм, это в ускоренном темпе приблизит общество к более активным формам мобилизации и защиты своих интересов. Если люди на референдуме не проголосуют за роспуск Сейма и партии посчитают индульгенцией для нынешней политики, нынешнего курса, то это в конце концов пусть медленнее, но тоже приведет общество к более или менее агрессивным формам защиты своих интересов.

Среди прочего претенденты на будущий Сейм должны понять, что, продолжая игнорировать общество, они могут стать объектами уничтожения. Несмотря на всю эффективность арсенала манипулирования, бесконечно дурить людей, бесконечно производить одну лишь политическую попсу не удастся. Композитор Владимир Дашкевич считает: “Попса — это социальный заказ нашей политической и экономической элиты для того, чтобы постоянно понижать ее самооценку. Если ты слушаешь попсу, значит, готовься, что тебе будут урезать зарплату, выгонять из дома и ты все это будешь терпеть, а маленький формат рождает маленького человека, а маленький человек — дешевый и нетребовательный… (…) Попса становится гигантским конвейером, штампующим “маленького человека” и превращающего средний класс в маргинала — послушного, ограниченного, а главное, дешевого. (…) Маргинал в глазах элиты — это социально пассивная, легкоуправляемая дешевая рабочая сила (скорее, биомасса). Но сигналы обратной связи — это страдания маленького человека. Если они не услышаны, если элита не отреагировала на них, страдания обращаются в агрессию, которая накапливается”. (“Communicator”, №1/2, 2011).

Попса мне не нравится, но музыку и ее малые формы тут оставлю в покое. В политике достаточно своей попсы, и особенно перед выборами видно, что политики в своей среде, в своих поступках культивируют ее с той же целью, с какой, по мнению господина Дашкевича, работает музыкальный конвейер попсы. Возможно, они дополняют друг друга. И я согласен с композитором, что культура создает обратную связь для отвода агрессии, а маргинализация культуры блокирует отвод и накапливает агрессию. Потому сохранение, по сути, режима уничтожения (политической) культуры взрывоопасно. Власть, пытающаяся выигрывать именно этим, обречена.

Данные об активности избирателей референдума за роспуск Сейма можно посмотреть ЗДЕСЬ.




Источник: Весточка.LV