Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Афера

Четверг, 30 апреля 2009

1 мая Латвия отметит 5 лет своего членства в ЕС. Помню, как весной 2004 года “лучшую половину” латвийского народа упорно убеждали сделать правильный выбор: вперед — в ЕС, в коммуне — остановка! И лишь немногие трезвые голоса, среди которых был и голос, пожалуй, главного латвийского евроскептика, а ныне председателя правления партии RIcIbas Нормунда ГРОСТИНЬША, тонули в этом хоре.

В беседе с “ВЕСТЯМИ” г–н Гростиньш приводит поражающие воображение факты лицемерия, алчности, некомпетентности и вредительства руководителей Латвии, поставивших под сомнение само существование государства, которое они смеют называть своим…

Лживая кампания

— В 2003 году состоялся референдум по поводу вступления в ЕС, а в 2004–м — голосование, — вспоминает наш собеседник. — Все сопровождала абсолютно лживая кампания, профинансированная правительством и Брюсселем. Соотношение затрат агитаторов (не считая административный ресурс) и противников ЕС, по самым консервативным подсчетам, составляло 120 к 1! Чего стоит лишь один видеоклип, который крутили по ТВ перед голосованием: закрываются разные двери — квартиры, автомобиля — и задается эмоциональный вопрос: хотите вы остаться за дверями? Конечно, за дверями ЕС. Эта психологическая атака была подменой объективному анализу и подсчету всех минусов ЕС.

У евроскептиков не было возможности выпустить, скажем, клип, в котором в квартире и автомобиле вообще бы отсутствовали двери и задавался бы вопрос: а хотите вы жить без дверей? Агитационная кампания шла в одни ворота. Я возглавлял тогда движение евроскептиков. Мы печатали черно–белые листовки, рассылали материалы по Интернету. При наших скромных возможностях голосование прошло 2 к 1, то есть на каждые 2 голоса “за” — 1 был “против”. (Я не очень–то доверяю и этим результатам, зная нашу избирательную систему!) В итоге все наши отрицательные прогнозы по поводу вступления в ЕС сбылись, и даже в гораздо большей мере…

Мы вступили в ЕС на крайне плохих условиях. Вайра Вике–Фрейберга и тогдашний премьер Репше подписали вступительный договор, предусматривавший, что Латвия будет получать в 5 раз меньше еврофондов на душу населения, чем при вступлении в ЕС получили Ирландия, Греция и Португалия. Результат — 100–процентный рост цен! Об этом мы тоже предупреждали. Как и о том, что это начало кредитной долговой ямы для предприятий, которые должны были или поголовно перейти на работу по евростандартам, или — закрыться. Конечно, санитарные нормы — это плюс. Но большинство норм были пролоббированы европейскими производителями, желавшими протолкнуть свои продукты на наш рынок.

Латвийские крестьяне все эти годы получают в 6 раз меньше европейских денег, чем, скажем, крестьяне голландские. Поэтому у нас морковка, помидоры и многие другие продукты в магазинах — из Голландии, Испании и других европейских стран. Если положение не изменить, на сельском хозяйстве Латвии можно окончательно ставить крест…

Евроколонизаторы и “тучные” папуасы

— Что же правители Латвии так упорно толкали свою страну в ЕС, и зачем им в этом активно помогал Брюссель? Новый рынок сбыта, дешевая и вместе с тем квалифицированная рабсила?..

— …И такое традиционное преимущество, как географическое положение. Казна ЕС в течение этих 5 лет получает 75 процентов нашего таможенного дохода — этого даже вводом танков непросто добиться!

Сандра Калниете (тогдашний глава МИД), Репше, Вике–Фрейберга, агитируя за ЕС, уверяли, что Латвия получит в первые 3 года 1,6 миллиарда евро от Евросоюза, а про наши членские взносы как–то забыли сказать. На практике вышло, что мы реально получали только по 90 миллионов латов в год! Это — практически треть латвийского военного бюджета. Причем если бы Латвия такую треть использовала не на расходы министерства обороны, то мы бы получили точной такой же экономический эффект, как и от членства в ЕС, но без последовавших минусов. Вместо этого мы только за 3 еэсовских года заплатили за товары, хлынувшие на наш рынок из Европы, 14 миллиардов латов, а экспортировали в ЕС товаров примерно на 7 миллиардов. То есть они вытащили с нашего рынка 7 миллиардов латов, которых нам так остро сейчас не хватает! Если бы мы на этот поток поставили хотя бы 5–процентный таможенный барьер, то это не вызвало бы 100–процентного роста цен — и мы получили бы в свое распоряжение денег гораздо больше.

Кроме того, нам “забыли” еще сказать, что мы могли поступить, как Норвегия, Лихтенштейн или Исландия, вступив 1 мая 2004 года только в европейскую экономическую зону и пользоваться всеми ее благами (свободного передвижения, работы, учебы), не закабаляя себя рамками ЕС…

— Неужели латвийская верхушка не понимала, что делает?

— Понимала прекрасно. Но ей были обещаны теплые места в Брюсселе. Та же Сандра Калниете работала несколько месяцев еврокомиссаром. Правда, она хотела заниматься иностранными делами, но ее отправили на сельское хозяйство. Правда, потом, оценив общий уровень ее квалификации, Брюссель попросил ее заменить.

Или другой бывший министр иностранных дел Латвии — евродепутат Рихард Пикс. Он вообще обещал золотые горы народу. Но даже пальцем не шевельнул, чтобы попытаться внести хоть какие–то изменения в евроконституцию по условиям членства в ЕС новых стран. А ведь работал все это время именно в комиссии Европарламента по конституционным вопросам.

Мой идеал евродепутата — Йенс Петер Бонде, евроскептик, избран в Европарламент от Дании. Он смог добиться того, чтобы впервые в истории Европарламента был поставлен вопрос об отклонении бюджета ЕС, охватывающий период с 2007 по 2013 годы. Но в тот день, когда бюджет собирались отклонять, когда евродепутаты договорились, что он несовершенен, что необходимо выделить больше средств на Европарламент и новичкам ЕС, пришло письмо от Латвии за подписью премьера Калвитиса. Он писал, что нас этот бюджет абсолютно устраивает и надо принимать его побыстрее. Письмо удивило и рассмешило уровнем некомпетентности и самомнения.

— Правительство отказалось от “лишних” денег? Почему?

— Глупость или личная корысть. Хотя одно другого не исключает, а прекрасно дополняет. Для наших правящих в то время жирные годы как раз и наступили. Да и сейчас еще продолжаются…

Отняли право на референдум

— Латвия отказалась от попытки изменить условия членства в ЕС и во время обсуждения Лиссабонского договора, — продолжает наш собеседник. — Можно было провести референдум, чтобы Брюссель пошел на уступки. Пример — Франция, где был проведен референдум по евроконституции, которая была отклонена народом. А перед референдумом Брюссель уже собирался закрывать здание в Страсбурге, где проводятся выездные заседания Европарламента. Дорого, мол, проводить сессии и в Брюсселе, и в Страсбурге. Но вопрос закрытия был снят, едва в Брюсселе узнали о готовящемся референдуме. Кроме того, французы мгновенно получили еще и скидки по НДС (что вообще редкость для Брюсселя) на деятельность кафе и ресторанов, что уменьшило на эту сумму (и немалую!) членские взносы Франции в ЕС…

А Латвия не использовала возможность улучшить свое положение, хотя мы к этому и призывали. Почему мы не собрали подписи за проведение референдума? Потому что в 2003 году все фракции в Сейме, включая еще и объединенный в то время с партией Рубикса ЗаПЧЕЛ, дружно внесли изменения в Сатверсме и отобрали у народа право организовывать референдумы по вопросам Евросоюза. Таким правом наделили Сейм. Но он посчитал Лиссабонский договор, меняющий условия федерального государства — ЕС, несущественным (!) для проведения референдума. Хотя по этому договору 68 отраслей уходит в полное ведение Брюсселя!

Правящие, к слову, сами на этом позже споткнулись, когда захотели построить с мексиканскими инвесторами цементный завод в Броцены. Народная партия этот проект лоббировала — очевидно, надеясь на определенный интерес. Но Брюссель предупредил, что Латвия на это дело квот может не получить. Тогда Калвитис заявил, что будет судиться по этому решению. Характерно: сначала они отдают власть, а потом собираются судиться?

Европарламент — мечта нациков

— Латвийские евроскептики предупреждали и о росте безработицы, когда кончится наркоз в виде кредитов, и о банкротстве предприятий, в том числе и под давлением ЕС, — рассказывает Нормунд Гростиньш. — Возьмем сахарную промышленность. Я организовывал в свое время пикеты перед Сеймом против закрытия наших заводов… А сейчас депутаты говорят: цены на сахар выросли — надо воссоздавать свою сахарную отрасль. Этого сделать ЕС не даст. Ведь Брюссель не для этого уничтожал сахарную промышленность в Латвии. Вступительный договор дал им право определять квоты, по которым производство сахара в Латвии сразу стало нерентабельным. Потом они предложили весьма среднюю компенсацию за снос заводов…

Таких “умных” стран, которые полностью закрыли свою сахарную отрасль, в Евросоюзе оказалось всего две: Латвия с ее двумя заводами и Словения — с одним. А в Германии 44 сахарных завода по прежнему успешно работают!

Я прекрасно помню передачу Kas notiek Latvija Домбурса, когда журналист спросил у присутствовавших депутатов: каковы национальные интересы Латвии? Тогдашняя “тевземка” Инесе Вайдере (нынешний евродепутат) аж подпрыгнула в кресле и с блеском в глазах выдала: устроить побольше людей в Брюссель, чтобы мы могли оттуда побольше получать!

Оказалось, что увеличение количества евробюрократов — это и есть национальные интересы Латвии. Вот так и живем. А я–то раньше думал, что в национальные интересы входят развитие экономики, образования, улучшение условий жизни, развитие здравоохранения, чтобы “скорая помощь” приезжала не за 50 латов, а бесплатно…

— Кстати, о национальных интересах. Как вступление в ЕС вяжется с борьбой за независимость? Стоило ли отрываться от одной титьки, чтобы заняться поиском другой? Ведь за эту независимость боролись и многие нелатыши…

— Да, независимости мы все хотели вместе. В Советском Союзе были крупные упущения во многих сферах, которые и привели к его распаду. К сожалению. Потому что уровень здравоохранения, образования, борьба с преступностью тогда были несравнимо выше.

Что же касается независимости Латвии, то она была попросту предана. В начале 1990–х в латвийском уголовном кодексе появилась статья, по которой можно было карать за вовлечение Латвии в какие бы то ни было союзы. Подразумевался СНГ. А потом, когда взяли курс на ЕС, эту статью из уголовного кодекса быстренько убрали. И независимость Латвии была отдана Брюсселю за бутерброд. Поэтому от грядущих выборов в Европарламент многое зависит.

— Что, можно отыграть еще что–то назад?

— Нужно. Потому что из той катастрофической ситуации, в которой Латвия оказалась, без крупных изменений мы уже не выйдем. Если сравнить аргентинский кризис 1998 года и те рекомендации, которые им давал МВФ, то они один к одному схожи с теми, которые даются сейчас Латвии.

Аргентинский сценарий

— Кстати, “Вести” уже рассказывали, что происходило тогда в Аргентине: вооруженные столкновения, мародерство, поголовное обнищание населения…

— И мы, однозначно, идем по тому же сценарию. Все, как в Аргентине, когда они открылись для импорта, местные производства закрывались, а все, кто могли, устраивались в госаппарат. Потом МВФ приказал сократить все расходы — они сократили, а соответственно сократились и возможности платить по всем обязательствам.

Чтобы перебить эту тенденцию, мы, в отличие от Аргентины, предлагаем поощрять экономическую активность, абсолютно изменив налоговое законодательство для малого и среднего бизнеса, установив нулевую ставку налога на доход, не превышающий 36 тысяч латов в год. Чтобы человек мог прокормить себя и семью и создать несколько рабочих мест. Ведь сейчас, если человек занимается предпринимательством, то государство создает ему столько проблем, что проще вообще ничего не делать или уйти в теневой бизнес. У Латвии пока еще остается возможность внести серьезные коррективы для оживления экономики, снизив налоги.

— Это как при заносе, когда надо жать не на педаль тормоза, а на газ…

— Законы автоклассики действуют и в экономике. У меня есть видеофрагменты выступления Годманиса перед школьниками, где он говорит, что во время кризиса надо снижать налоги, а не повышать их. А сам взял и повысил… То же самое касается и представителей Jaunais laiks. Говорят одно — делают другое…

ОТ РЕДАКЦИИ. Окончание беседы с Нормундом Гростиньшем — в следующем номере “ВЕСТЕЙ”. Вы узнаете: есть ли возможность выхода из ЕС, о сверхдоходном политическом бизнесе латышских партий, о недоступности еврофондов, борьбе Брюсселя и Вашингтона за латвийскую колонию и о свершающемся возмездии за унижения нелатышского населения…

Failed state. Latvija?

“Рига может превратиться в особенно защищенное гетто для богачей, в котором избранные будут наслаждаться европейским уровнем жизни, а за оградой с колючей проволокой будут ютиться выселенные из домов бомжи, будет процветать торговля людьми и наркотиками, безнаказанное насилие, попрошайничество, рэкет.

Особняки Межапарка, Балтэзерса и Юрмалы также не будут защищены от каких–либо коллизий, вил и коктейлей Молотова…”

Из статьи “Провалившаяся страна. Латвия?” политолога Ивара ЙЯБСА на портале politika.lv

Источник: Весточка.LV