Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Культура

Михалков: не надо СССР, хотя экс-республики поодиночке никому не нужны

Воскресенье, 4 декабря 2011

Cостоявшийся в конце ноября в столице Казахстана Форум европейских и азиатских медиа (ФЕАМ), собравший представителей почти всех республик бывшего Советского Союза, был посвящен 20-летию распада СССР. Нет, никто не лил крокодиловых слез по поводу «геополитической катастрофы» (как назвал когда-то это событие Владимир Путин), но явное желание организаторов форума обозначить историческую общность бывших союзных республик было заметно, что называется, невооруженным глазом.

Я не стал бы называть проведенное под эгидой РИА Новости мероприятие пропагандистским. Хотя бы потому, что за эти двадцать лет «пятнадцать сестер» (как раньше пафосно называли входившие в Союз республики) целеустремленно (некоторые – с упоением) друг от друга отдалялись. И, если вспомнить другого не к ночи быть упомянутого классика, то с Владимиром Ильичем можно согласиться: «прежде чем объединяться, нам надо решительно размежеваться».

Я застал советское время. Может, потому, что на последние советские годы пришлась моя молодость, у меня нет тяжелых воспоминаний о нем. В то же время, развал СССР был лично для меня абсолютно закономерным процессом: тотальное лицемерие пронизало все общество, и жить вместе становилось уже невыносимо. Но дальнейшие события показали, что маленькие государства, к коим можно отнести практически все появившиеся на постсоветском пространстве, неизбежно будут вовлечены в зону интересов других старших братьев.

Все попытки России удержать хоть кого-то под своей опекой особого успеха не возымели, поскольку вектор построения отношений не имел четкой перспективы. Как не имеет и сейчас – имею в виду форсирование «евразийской экономической интеграции». Пожалуй, проблема в том, что Россия, Казахстан и Беларусь начали это объединение «сверху». Не стоит сбрасывать со счетов и схожесть созданных на территории этих стран государственно-административных моделей: авторитаризм, к которому в той или иной форме склоняются руководители этих стран, может стать как помощником, так и препятствием в этом процессе. Вероятность возникновения межличностных трений довольно высока – особенно, если вспомнить, как непросто за последние годы выстраивались отношения между Москвой и Минском.

Как бы там ни было, ФЕАМ решил выпустить «пробный шар» в лице Никиты Михалкова, который сам давно уже позиционирует себя как государственник. У меня нет ни малейшего желания ставить под сомнение искренность всего того, что сказал режиссер. В первый вечер мэтр представил свой фильм «Цитадель», а на следующий день – документальную ленту «Русский философ Иван Ильин». После просмотра двух лент и началось его общение с аудиторией, насчитывавшей без малого триста человек.

Сразу стоит отметить, что появление Никиты Сергеевича вызвало неподдельный интерес. Уж на что эстонцы считаются неэмоциональными и не склонными к активным действиям, но и они не смогли удержаться, чтобы не проявить интерес к персоне маститого гостя форума: от Михалкова за версту «веяло харизмой». Как только он поднялся на сцену, зрители отложили в сторону свои планшетные компьютеры, от которых не отрывались до этого ни на минуту. Одновременно был налажен телемост с одним из московских вузов.

Тема фильма об Иване Ильине касалась особого исторического пути России. Скончавшийся на чужбине в 1954 году русский мыслитель написал немало книг о миссии России, об опасностях ее подстерегающих, предлагал свой формат национальной идеологии. Его идеи в свое время особенно по сердцу пришлись Александру Солженицыну, сейчас в России его часто цитируют сторонники «жесткой руки». Михалков, понимая, что находится перед многонациональной аудиторией, очень аккуратно обходил тему русского национализма и православия, которую Ильин весьма детально раскрыл в своих трудах. Изо всех вопросов, которые были охвачены русским философом в разное время, режиссер наиболее подробно остановился на рассуждениях о расчленении России.

Здесь любопытно было бы остановиться на некоторых заявлениях, которые позволил себе Михалков, развивая философское наследие Ильина. Первое: «русским может быть только тот, у кого чего-то нет». Правда, мэтр внес существенную поправку: «и ему этого и не надо». Дальше московский гость заявил, что Россию захватила «полуинтеллигенция» и плавно подвел к тому, что российская власть, по его мнению, должна быть вертикальной, экономика и культура – независимыми, а диктатура – средством спасения страны от безвластия.

Хотим мы этого или нет, подчеркнул Никита Сергеевич, но у нас была общая история, и Россия на данный момент является единственным мостом между Европой и Азией. Надо отдать должное выступавшему, он не раз подчеркнул, что не призывает возрождать СССР, но уверен, что бывшие советские, а ныне независимые республики поодиночке никому не нужны и за них «никто не будет биться». «Мне плохо без вас!» – заявил Михалков и приступил к ответам на вопросы.

- Какие точки соприкосновения Прибалтики и России вы видите?

- Прибалтика никогда не была органична в составе СССР. В отношении Эстонии, Латвии и Литвы в 1940 году была совершена экспансия – этим и объясняется та прохлада, которая всегда чувствовалась в наших отношениях. Но на данный момент заинтересованность Прибалтики в России очевидна. Потому что возникло понимание: Европе ни Эстония, ни Латвия, ни Литва не нужны. Знаете, есть политики, а есть люди. Я всегда чувствовал себя в Прибалтике как дома, и делить нам сегодня нечего. И я не вижу иного будущего, как взаимовыгодное партнерство.

К тому же, вы, прибалты, очень хорошо изучили Россию и знаете, чего можно ждать от нее. Между нами может возникнуть связь – евроазиатская, а не прагматичная. Многие в бывших советских республиках полагают, что от России исходит угроза. Я думаю, что эта угроза выдумана средствами массой информации. Мы не хотим ни у кого ничего отнимать. Но вам не стоит терять русский язык, поскольку он не может помешать вам сохранить свою политическую самостоятельность.

- Через двадцать лет новое поколение за пределами России уже не будет знать, кто такой Михалков. Ему могут не успеть о нем рассказать…

- Вы должны об этом задумываться сами. Могу от себя сказать одно: о культуре и достижениях многих союзных республик мир узнавал через Россию, СССР. В советское время очень сильно поддерживалась национальная интеллигенция. У меня личная боль по поводу ограниченности или даже невозможности культурного обмена между нами, «взаимовскармливания».

- А возможна ли связь между создаваемым сейчас евроазиатским пространством и, например, Грузией?

- У Грузии нет иного пути! И наши отношения не могут превратиться в студень. Стопроцентно убежден, что без Грузии евразийский союз будет обеднен. Вообще необходимость друг в друге зачастую носит иррациональный характер, это очень трудно бывает объяснить, тем более – доказать. В конце концов, у меня зять – грузин! А памятуя о недавних событиях, могу сказать, что были совершены ошибки с обеих сторон. И раны должны зажить…

- Потеряла ли, на ваш взгляд, Россия нравственные ориентиры?

- За последние двадцать лет в российском обществе произошли невероятные метаморфозы. Мы проиграли практически «по всем фронтам»! Разгул свободы слова в СМИ развалил то, что пытались сберегать десятилетиями. Мое счастье в том, что оголтелая критика, время от времени на меня обрушивающаяся, не способна задеть моего нравственного стержня. А если говорить об ориентирах, то надежда только на глубинку – там еще теплится что-то настоящее, русское.

В заключении хочу сказать, что революция «сверху», не поддержанная эволюцией «снизу», может привести к революции «снизу». Мне кажется, во многих республиках это понимают и ищут выход из создавшейся ситуации. Наше евразийское объединение может стать хорошим поводом для взаимного развития.

Михалкова очень внимательно слушали. Один грузинский журналист в перерыве, то ли с сожалением, то ли с восхищением заметил про режиссера: «Если бы в Кремле сидели бы такие хитрые люди, как он, то России удалось бы добиться на постсоветском пространстве гораздо большего, чем то, что она имеет сейчас».

Наверное, это можно счесть комплиментом, но мне кажется, собрать воедино то, что с таким грохотом развалилось в начале 90-х годов прошлого века уже не удастся. Другой вопрос в том, насколько ценно то, что мы получили взамен. На фоне европейского экономического коллапса и весьма сомнительных культурных свершений воссоединение с Россией спустя какое-то время не кажется абсолютно нереальным. Ведь истории свойственно повторяться, правда, иногда это больше напоминает фарс.




Источник: Весточка.LV