Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Спорт

Детали расследования: годовщина трагедии хоккейной команды «Локомотив»

Четверг, 6 сентября 2012

Накануне Следственный комитет предъявил первое обвинение по делу – бывшему заместителю директора по организации летной работы авиакомпании “Як Сервис” Вадиму Тимофееву. По версии следствия, недобросовестное исполнение им своих должностных обязанностей способствовало авиакатастрофе.

Как было установлено, в день крушения члены экипажа должны были изучать на курсах правила взаимодействия друг с другом в воздухе, чтобы исключить негативное влияние человеческого фактора на управление самолетом, но начальство отозвало их для полета в Минск.

Выяснилось также, что командира самолета Александра Соломенцева допустили к полету на основании сфальсифицированных документов, а второй пилот – Игорь Жевелов – на момент катастрофы не окончил переобучение на управление самолетами Як-42. О статьях, посвященных последним результатам расследования авиакатастрофы, в пятницу пишут “Заголовки”.

После крушения Тимофеев сам возил пассажиров

По данным газеты “Коммерсант”, после предъявленного обвинения у Вадима Тимофеева взята подписка о невыезде, его временно отстранили от пилотской работы. Оказалось, что после катастрофы он уволился из компании “Як Сервис” и устроился командиром экипажа пассажирского Як-42 в авиакомпанию “Рус Джет”. Своей вины подозреваемый не признает.

Следователи считают, что Тимофеев, который отвечал за организацию летной работы, обладал правом допуска экипажей к полетам и их отстранения, не вел надлежащего контроля за прохождением профессиональной учебы пилотов, регулярно отзывал их с учебных мероприятий и незаконно допускал их к полетам, хотя ему было достоверно известно об отсутствии у экипажа полного объема профессиональных навыков.

Версия: летчикам не хватило навыков взаимодействия

Руководитель следственно-оперативной группы, следователь по особо важным делам ГСУ СКР Антон Никитин рассказал “Коммерсанту”, что, по данным следствия, за все время совместных полетов три члена экипажа Як-42 ни разу не отработали свое взаимодействие на тренажере. Как показывает расшифровка разговоров в кабине самолета во время последнего полета экипажа, видимо, отсутствие в должной мере этих навыков и стало роковым.

Хотя ранее в прессе уже появлялась полная расшифровка бесед в кабине пилотов, теперь газета дает пояснения действиям экипажа.

Следователи установили, что первой ошибкой стало то, что разбег самолета 7 сентября командир начал не с ее торца, а с поворота рулежной дорожки, сократив дистанцию почти на 500 метров. Режим работы двигателей во время взлета был установлен не максимальный, а номинальный – из соображений экономии топлива и комфорта для пассажиров.

Но причиной трагедии стали другие грубейшие ошибки экипажа, пишет “Коммерсант”. Роковую роль сыграло пренебрежение к инструкции. Когда Як-42 разбежался и набрал нужную скорость, пилоты обнаружили, что не могут оторвать от полосы переднюю стойку шасси. Как ранее установила комиссия МАК, отрыву мешало то, что один из пилотов случайно прижал ногами тормоз.

Не поняв причину неполадки, командир закричал: “Взлетный!”, “Взлетный!”, приказывая бортмеханику увеличить тягу двигателей. Однако второй пилот, засомневавшийся в правильности установки стабилизатора, одновременно крикнул: “Стабилизатор!” В итоге были выполнены обе команды. Когда это не помогло и машина оказалась на грунте за пределами полосы, бортмеханик поторопился переставить двигатели на малый газ.

“Ты что делаешь?” – спросил Соломенцев. “Прибавь…”, – приказал Жевелов, сопроводив команду матом. В итоге машина оторвалась от земли, но из-за переложенного на закритический угол стабилизатора и потери тормозного момента на колесах полетела не вперед, а вертикально вверх. После рывка Як-42 свалился в штопор и рухнул на землю. Последними словами второго пилота было обращение к командиру: “Андрюха”. “Все, п…ц”, – крикнул ему Соломенцев.

Родные не верят в вину экипажа и судятся друг с другом из-за “гробовых”

В пятницу погибших хоккеистов вспомнят в Ярославле. Болельщики пройдут пешком из центра города до стадиона, а потом завернут к берегу реки Туношонки, где упал самолет, пишет газета “Московский комсомолец”. На месте трагедии уже возвели памятный комплекс – гранитный поклонный крест, а сегодня на Леонтьевском кладбище, где похоронены погибшие, будет открыта еще одна мемориальная композиция из карельского гранита.

“МК” выяснил, что трагедия больно ударила по родным погибших, а некоторых из них перессорила друг с другом. Родственники говорят, что по-прежнему не верят в вину членов экипажа. Между тем жены хоккеистов судятся с их родителями из-за денежной компенсации. В частности, о ссоре с невесткой на эту тему рассказал газете отец погибшего нападающего “Локомотива” Ивана Ткаченко. Сейчас Леонид Ткаченко и старший брат хоккеиста на собственные средства создают школу юных хоккеистов.

По его словам, мэр Ярославля и губернатор области уже бесплатно выделили семье участок земли на пустыре. Здание будут строить на деньги, полученные за гибель Ивана от хоккейного клуба “Локомотив” – эта сумма эквивалентна стоимости его контракт.

Отец Ивана Ткаченко признался, что жена его сына Марина не поддержала их идею и хотела, чтобы ей отдали полную сумму компенсации. Родственники отказались. “Мы сейчас не общаемся с невесткой. Она не хочет нас видеть”, – рассказал отец. По его словам, так как Марина с Ваней не были официально расписаны, семья сделала ее наследницей через суд. “После этого она и ее родители прекратили с нами всяческие отношения”, – добавил он. Как оказалось, дед до сих пор не видел своего внука – сына Ивана, родившегося в январе, через четыре месяца после его гибели.

Призналась в судебных тяжбах с родителями и супруга хоккеиста Александра Галимова Марина. Как известно, спортсмен выжил в катастрофе вместе с бортинженером Александром Сизовым, но скончался через пять дней от тяжелых травм, несмотря на усилия врачей. На вопрос о том, как пережили трагедию родители Александра, жена сказала: “Знаете, я не хочу говорить о них. Сейчас мы общаемся только через суд. Но не спрашивайте, что произошло. Я не буду говорить об этом”.

“МК” связался и с родственниками погибших членов экипажа. До сих пор мать командира борта Андрея Соломенцева и вдова второго пилота Игоря Жевелова не верят выводам комиссии МАК о вине летчиков, пишет газета.

Напомним, ранее родственники погибших пилотов пытались оспорить выводы МАК, но Замоскворецкий суд Москвы отказался принять иск, мотивировав это тем, что действия комитета, как международной организации, не подсудны российскому суду.

“Я никогда не соглашусь с расследованием МАК. Да и судя по тому, что следствие продлили до 7 января 2013 года, у специалистов нет окончательного вердикта. Я надеялась, что хоть на годовщину будет все ясно”, – заявила вдова Игоря Жевелова Людмила в интервью “МК”.

Второй пилот Жевелов дважды попадал в опасные переделки с Абрамовичем

“Московский комсомолец” выяснил и некоторые интересные подробности из жизни погибшего Игоря Жевелова. Оказалось, что в последние годы перед гибелью он возил политиков, артистов, предпринимателей по стране и в Европу, в том числе губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, Михаила Прохорова, Романа Абрамовича.

Так, несколько лет назад Жевелов возил на Як-40 губернатора Чукотки Абрамовича. Однажды при взлете зимой по обледеневшей полосе резкий порыв бокового ветра начал сносить самолет с полосы. Тормозить на гололеде – равносильно самоубийству, поэтому пилот на свой страх и риск потянул штурвал на себя. Самолет успешно взлетел. Позже Жевелов признался, что это произошло в нарушение всех законов аэродинамики.

Еще одно ЧП с Абрамовичем на борту произошло при облете им территории Чукотки. Из-за плохой погоды самолету трижды отказали в посадке. Позже Игорь Жевелов признавался: “Топливо должно было закончиться три часа назад – не могу понять, как не рухнули”. Когда все-таки полосу выделили, Жевелов успешно посадил самолет. Двигатели заглохли, как только лайнер коснулся полосы.




Источник: Весточка.LV