Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

Ушаков: не время для политических игр пока не похоронены все жертвы трагедии

Пятница, 29 ноября 2013

- Почему Вы дали эксклюзивное интервью именно ПБК?

- Никто не давал никому эксклюзивных интервью. У меня не было ни малейшего желания общаться со СМИ по личным причинам – я участвовал в похоронах, был вынужден выступить с заявлением в связи с отставкой Домбровскиса: журналистам дали возможность задать вопросы. Время было специально подобрано по просьбе Латвийского телевидения, которое хотело сделать это в прямом эфире. Я сказал всё, что считал нужным, но у меня не было ни малейшего желания оставаться и отвечать на вопросы по личным причинам. По просьбе русскоязычных СМИ я повторил всё слово в слово на русском языке.

- Почему первоначально вы опубликовали информацию на Фейсбуке?

- Если есть возможность, я всегда публикую информацию о своей работе в социальных сетях. Сейчас видно, насколько это важное средство коммуникации, если говорить об информировании общества, потому что очень большое количество людей пользуется социальными сетями. В этой ситуации я думал, что моего заявления в социальных сетях хватит, но СМИ попросили ещё раз повторить, что я и сделал.

- Вы озвучили официальные причины того, почему не уходите в отставку. Есть ли какие-то ещё?

- Есть только одна версия – в момент, когда в городе очень сложная ситуация, я не могу предать интересы избирателей, которые голосовали за меня и мой список полгода назад. Во-вторых, после изменений в законе о строительстве, которые были приняты после закрытия Трудовой инспекции, перекладывать всю ответственность на самоуправление было бы совсем не правильно. Функции контроля за строительной сферой возложили в том числе и на самоуправления. Однако самоуправлениям не дали инструментов чтобы сделать это. Стройуправы проверяют подписи, печати, поставленные в Минэкономики, но в течение двух недель не производят повторный перерасчёт проекта, который готовился несколько месяцев. Это невозможно, хотя и определено законом. Если Стройуправа будет нарушать закон, первые, кто придёт с иском – будут те самые предприниматели.

Что касается приёма здания в эксплуатацию – Стройуправа может назначить повторную экспертизу, но для этого должны быть какие-то основания. Принять такое решение управа не может.

Полгода назад за моим столом сидел представитель группы Homburg, владельцы комплекса в Золитуде. И они со своей стороны лоббировали ещё большую либерализацию закона о строительстве, поскольку считают, что Стройуправы чересчур бюрократичны. И их инициатива была частично поддержана Сеймом.

Люди путают три понятия – Стройуправа, которая является муниципальным учреждением, строительный инспектор – работник самоуправления, сотрудник этой управы, и строительный надзор, который не имеет никакого отношения к самоуправлению. По закону Стройнадзор обеспечивают частные специалисты. Это то же самое, что ликвидировать дорожную полицию, возложить её функции на муниципальную полицию, а в качестве инструмента для измерения скорости использовать спидометры. Нужно менять всю систему. Эти изменения были сделаны в 2009 году, чтобы сэкономить 50 000 латов в год и перейти на евро.

- Прозвучала информация, что в 2009 году Вы тоже голосовали за эти поправки.

- Решение о ликвидации Строительной инспекции в рамках консолидации бюджета было принято Кабинетом министров. Дальше Сейм вносил редакционные поправки в закон, вычёркивая упоминание о Строительной инспекции, которая на тот момент уже была ликвидирована. Если институции не существует – задача законодателей привести закон в соответствующее состояние. В этой ситуации за поправки голосовали абсолютно все депутаты. Ликвидация произошла в мае, а голосование в Сейме прошло в июне. Моя ответственность заключается в том, что нужно было громче и активнее говорить о том, что строительную отрасль нужно приводить в порядок.

- Какие шаги будет предпринимать Рижская дума и Вы лично?

- Задачи Рижской думы очень понятны. Это, во-первых, всё, что связано с оказанием поддержки семьям погибших и пострадавших – организация похорон, помощь в распределении средств пожертвований. Далее мы будем сотрудничать со следствием, чтобы виновные были найдены и наказаны. А также добиться системных изменений в строительной сфере.

Понятно, что в Сейме все будут воевать друг с другом, поскольку формируется правительство. Но я думаю, что долг всех фракций Сейма от националистов до “Согласия” – объединиться по этому вопросу для принятия внятных изменений в законе. Кроме того, сейчас проходит проверка в Стройуправе и нет никаких оснований полагать, что кто-то из людей, участвовавших в согласовании проекта, нарушил какие-либо нормы закона. Но на время проверки все эти люди, кто ставил подписи на документах, были отстранены от исполнения обязанностей.

Нынешние законы прямым образом позволяют разделять очереди проекта таким образом, что работы могут проводиться на крыше, когда внизу работает магазин, если это изначально запланировано в проекте. В проекте “Максимы” же изначально было запланировано, что во время строительства “зелёной крыши” магазин работать будет. В этой ситуации у Стройуправы не было оснований чтобы отказать этому проекту. Всё было подготовлено в соответствии с законом. Ведь когда ведутся работы на крыше, жилой дом никто не расселяет. Просто все работы должны проводиться с соблюдением норм безопасности.

- Политолог Ивета Кажока заявила, что Вы не прошли испытания властью.

- В свободном обществе у всех есть право высказать своё мнение. Я с уважением отношусь к мнению Кажоки, но оставлю за собой право с ним не согласиться.

- Звучали мнения, что Вы проиграли политические игры и на следующих выборах Вам об этом вспомнят.

- Самое больное было сегодня слушать дискуссии – кого и как приглашать при формировании правительства, и какие кресла делить. Тот факт, что это происходит в момент, когда ещё не закончились похороны. Вот это мне, мягко выражаясь, не нравится.

Кто-то сейчас делит кресла, думает, каким образом перекинуть ответственность с одного на другое и какие политические очки на этом заработать. Это мне не нравится. Рижская дума просто продолжает делать то, что обязана. С первого дня трагедии работники Rīgas satiksme вместе с работниками Муниципальной полиции помогали эвакуировать машины. Департамент сообщения искал по городу краны, работники Rīgas meži срочно вырубали деревья вокруг торгового центра, чтобы можно было пробраться с другой стороны. Муниципальная полиция обеспечивала порядок и питание в сотрудничестве с Вооружёнными силами. Психологические центры, которые работают с Рижской думой ходили по толпе и успокаивали людей, работали с семьями пострадавших и погибших. Ни в один из этих дней мне в голову не приходило вспомнить о политике. А сейчас, в момент, когда ещё не похоронили всех погибших, началась политическая игра.

- В момент получения информации о трагедии Вы находились за границей. Какой была Ваша первая мысль?

- Думал одновременно обо всём – начиная с того, как быстрее долететь до Риги, учитывая, что это произошло вечером, а аэропорт Риги принимает рейсы только до полуночи, из-за чего вернуться удалось только на следующий день. И заканчивая тем, что я всё время сидел на телефоне, общался со службами, насколько мог, координировал их работу. Уже на следующий день Стройуправа начала проверки других объектов. В час дня я уже был там, всю пятницу, субботу и воскресенье я с небольшими перерывами пробыл в Золитуде.

- Год выдался непростым. Хватает ли у думы средств на обеспечение всего?

- Пожар в Рижском замке не имеет отношения к самоуправлению. Этим занимается государство и строители. Но только выплата пособий связана с выплатой дополнительно порядка 700 000 латов. Думаю, будут и другие расходы, которые никто не считал. Нужно будет отблагодарить людей, которые работали во время трагедии.

- Вы допускаете, что после отставки Домбровскиса общество ожидало эффекта домино, когда ответственные лица должны были уйти?

- Давайте называть вещи своими именами. Домбровскис ушёл не сам, его заставил сделать это президент. На мой взгляд, это очевидно. У премьера не было никакого раскаяния, и я думаю, в этой ситуации президент поступил правильно.

- Вы ощущаете на себе давление?

- Ощущаю постоянно. В первую очередь со стороны “Единства” и его сторонников, которые пытаются таким образом защитить то, что было сделано за последние годы. Ситуация с ликвидацией Строительной инспекции – один из элементов общей консолидации. В какой области что-то порвётся в следующий момент, никто не знает. Давайте задумаемся о том, что будет, если не дай Бог, произойдёт ещё одна такая трагедия. Хватит ли спасателей, которые получат по полтора лата за час работы в Золитуде? Сколько людей уйдёт сейчас и кто будет работать, если случится следующий раз? У муниципальных полицейских в Риге есть страховка, а у спасателей – нет. Это тоже результат консолидации.

Мой коллега из Сейма Зариньш правильно сказал, что многое в нашей стране напоминает происходящее в “Максиме”. Поэтому премьер вполне заслуженно получил такой “дружеский совет” от президента.

- Люди начали беспокоиться по поводу жилого фонда.

- Жилой фонд нужно проверять. Но если мы посмотрим, каким образом создавалась Латвийская республика начиная с 1991 года, сегодня жилой фонд является частной собственностью. Квартиры приватизированы и по закону за них отвечают собственники. Если ранее Строительная инспекция имела право проводить экспертизы зданий, которые уже сданы в эксплуатацию, то у нынешних Стройуправ нет такого права. Они могут прийти в магазин, посмотреть, нет ли очевидных трещин и удовлетвориться ответом владельца здания о его техническом состоянии. В этой ситуации нужно или вновь создать Строительную инспекцию, или дать больше прав Стройуправе.

- Хотите сказать что-то ещё?

- Я вообще не хочу говорить после всего этого. Наговорился.

Источник: Весточка.LV