Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Происшествия

Полиция: "дело Нео" скоро передадут в прокуратуру

Воскресенье, 30 мая 2010

По его словам дело может немного задержать сбор показаний по техническим вопросам касательно утечки данных из СГД. В данный момент расследование дело продолжается.

При этом Воинс так и не ответил на вопрос, работал Пойканс один или у него были сообщники. По его словам главной задачей полиции было не выяснять, кто же действительно является настоящим Нео, а кто в реальности получил все украденные из СГД данные.

Напомним, что Илмара Пойканса или Нео задержали 12 мая. Журналистка Латвийского телевидения из передачи De facto Илзе Нагле сообщила, что в ее квартире был проведен обыск, изъяты личный компьютер и носители информации. И все это в рамках дела знаменитого хакера Нео, который на протяжении долгого времени публиковал зарплаты чиновников. А сам Нео тоже вроде как задержан. И вот вчера полиция официально подтвердила, что хакер по кличке Нео пойман, им, по всей видимости, оказался исследователь Института математики и информатики ЛУ Илмарс Пойканс.

Обыск в квартире Илзе Нагле был проведен поздно вечером во вторник. Для журналистки этот визит стражей порядка стал полной неожиданностью. На протяжении двух часов оперативники рыскали в поисках улик и, уходя, забрали с собой личный компьютер Нагле, а также носители информации — внешний диск и флешку. Нагле назвала этот визит полицейских серьезной угрозой свободе слова. “По сути это означает, что домой к любому журналисту, контактировавшему с человеком, который становится подозреваемым или причастен к какому–либо уголовному делу, может явиться полиция и провести обыск”, — заявила она. Таким образом закон, позволяющий журналистам защищать свои источники до суда, был нарушен. То же самое сказал и директор новостной службы ЛТВ Марек Гайлитис. Он также возмущен обыском в квартире Илзе Нагле и считает, что подобные действия угрожают профессиональной деятельности журналистов.

Между тем только в среду выяснилось, что как таковой санкции на обыск в квартире Илзе Нагле не было. Обыск был проведен с согласия прокурора прокуратуры по расследованию финансовых и экономических преступлений, надзирающего за процессом. И лишь вчера он пришел в суд Центрального района Риги и попросил санкцию на следственные действия. Правда, такое разрешение он все–таки получил.

Вскоре полиция официально подтвердила, что главный подозреваемый по делу об утечке данных из СГД – исследователь лаборатории искусственного разума Института математики и информатики Латвийского университета 31–летний Илмарс Пойканс.

Сам Пойканс на своей пресс-конференции рассказал, что всегда был одиночкой и ни с кем не сотрудничал. И что в лаборатории искусственного разума Института математики и информатики Латвийского университета работает только потому, что это ему интересно, а деньги он зарабатывает бизнесом. Благодаря этому он и узнал о слабой защищенности базы данных СГД. Якобы в июле прошлого года бухгалтер его предприятия прислала ему на электронную подпись три документа из системы электронного декларирования (СЭД) Службы госдоходов. Один из этих документов Пойканс не смог открыть, однако бухгалтер уже известила его о содержании. Позже он обнаружил, что этот документ можно увидеть, просто нажав на присланную бухгалтером ссылку. Таким образом Пойканс понял, что в СЭД не все в порядке. И он, подобно киношному герою, из скромного латышского пуйки превратился в суперзвезду с мегавозможностями. А когда база данных поддалась взлому, он посчитал, что сообщать о недоработках в СЭД и в Службу госдоходов будет неправильно — там этот факт обязательно замолчат, и ответственные лица ничему не научатся. По словам Пойканса, он осознавал риск, но это не остановило его желание сообщить обществу о том, что оно должно знать.

Пойканс отметил также, что правоохранительные органы обращались с ним хорошо. Обыск проводился сразу в пяти местах — по месту декларированного и фактического его проживания, по месту работы, в квартире родителей и у журналистки Илзе Наглы. Нео особо подчеркнул, что он — социально активный человек и участвует во многих добровольных начинаниях, потому не хотел больше сидеть сложа руки. “Я хочу, чтобы мои дети и внуки жили в нормальной стране, и так как я уезжать отсюда не собираюсь, меняться придется Латвии”, — заявил он.

Да, Илмарс Пойканс признался в том, что именно он скрывался под псевдонимом Нео. Однако после этого на сайте neo4ata.info было опубликовано заявление, в котором, в частности, утверждается, что задержанный полицией Пойканс не имеет отношения к организации 4ATA.

Что еще примечательно: министр внутренних дел Линда Мурниеце за несколько часов до пресс–конференции Илмара Пойканса заявила Латвийскому радио, что он вовсе не тот, за кого себя выдает. Она рассказала, что при обыске у журналистки Илзе Наглы следователи хотели выяснить, кто является хакером Neo — Илмарс Пойканс или сама журналистка. По словам министра, для нее важны свобода слова и прессы, однако на этот раз обыск проводился в квартире обычной гражданки Илзе Наглы, на которую распространяются все нормы латвийского законодательства. Но вот что важно — во время обыска выяснилось, что Neo и его возможные сообщники получили и обработали также информацию о частных лицах, банковских счетах и предприятиях. А вот с какой целью это делалось, с какой целью систематизировались эти данные, пока непонятно.

Ну и напоследок, как заявил шеф экономической полиции Гатис Гудерманис с точки зрения криминального процесса Нео до сих пор является мистической персоной, личность которого полиция пытается установить.

“Кто–то сказал: я — Нео! Однако это еще нужно выяснить в рамках криминального процесса. Также надо доказать, что он совершил какие–то наказуемые деяния, — заявил Гудерманис. — О том, насколько чист образ Нео, скажу так: громкими действиями — задержанием и обыском — расследование только началось. Получены новые доказательства, которые нужно оценить, а это займет время. Тогда мы сможем прояснить вопрос квалификации его действий — является ли он соучастником или свидетелем, — а также о том, кто совершил или не совершил преступление. В обществе много спекуляций на эту тему, и это не помогает расследованию. Отвечая касательно версий, скажу, что пока мы не можем исключить ни одну из них. Их нужно или подтвердить, или опровергнуть”.

Глава экономической полиции также отказался делать прогнозы относительно того, сколько времени может потребоваться для расследования дела Нео. Обычно подобные киберпреступления расследуются месяцами, а иногда и годами.



Источник: Весточка.LV