Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Политика

В Латвии идет борьба за Украину

Воскресенье, 13 июня 2010

Этого человека Латвия запомнит надолго благодаря его мощной творческой активности — его даже наградили орденом Трех Звезд. Журналист по образованию, писатель по профессии, поэт по мироощущению, грузин по происхождению и он же украинский патриот — за четыре с половиной года дипломатической службы написал несколько новых книг, перевел стихи латышских классиков на украинский и грузинский и напоследок собирает в Латвии материалы для новой книги…

В конце июня посланник Виктора Ющенко покидает Латвию. Ротация — обычная смена главы дипмиссии, в данном случае вызывает особенный интерес, ведь со сменой президентов Украины радикально изменился внешнеполитический курс государства.

— Сейчас идет замена многих украинских послов, и это естественно: новую политику должны проводить новые люди, — объясняет Чилачава. — Хотя соответственно декларациям приоритеты сохраняются, стратегическими партнерами Украины по–прежнему остаются Евросоюз, Россия и США. Отношения с ЕС будут углубляться и расширяться, а вот вступление в НАТО фактически отменено, сотрудничать с альянсом Украина будет как независимый партнер.

Что касается России, то отношения с ней будут сближаться. До какого предела — не знаю. Если слушать оппозицию — до бесконечности, хотя Виктор Янукович заявляет о прагматичных, взаимовыгодных связях. Если они действительно будут такими, вряд ли кто–то в Украине станет возражать, всем же понятно, что Россия наш самый большой сосед и родственник. Другое дело, что Россия тоже неоднозначна. У нее есть свои геополитические интересы и свои взгляды на то, как вернуть статус империи.

— Есть мнение, что России достаточно Крыма.

— Нет, России нужна вся Украина. Лояльная, стабильная, прогнозируемая, хорошо интегрированная экономически. Тут я согласен с мнением Бжезинского в том, что с Украиной Россия империя, без Украины — не империя. К тому же Украина всегда была лакомым кусочком и для других мировых игроков, поэтому борьба за нее будет продолжаться. Если ты окружен костром, постарайся согреться, а не сгореть. Будет ли президент Янукович действовать по этому принципу — от этого во многом зависит отношение к нему той половины украинского общества, которая его до сих пор не поддерживает.

— Интересно, что эта половина поддерживает Тимошенко, которая подписала с Россией совершенно кабальный для Украины газовый договор. Который теперь Янукович нейтрализовал “Черноморским флотом”.

— В самом деле, подробностей о том договоре никто до сих пор не знает. Мне ни как послу, ни как гражданину о причинах его подписания ничего не объяснили. У нас ведь как: приходит новая власть, валит все неудачи на предшественников, начинает якобы исправлять их ошибки, якобы не успевает, ее сменяет оппозиция — и вся эта канитель длится все 19 лет. Я с 92–го года в исполнительной власти и свидетель тому, что из–за политической чехарды ни одна руководящая сила Украины в исполнении своей программы не дошла даже до третьего пункта.

— Почему Виктор Ющенко не использовал сумасшедший кредит доверия, который у него был?

— Для меня это тоже большая загадка, у него ведь была реальная поддержка и внутри страны, и на Западе, и в определенных кругах в России. Я сейчас потихоньку пишу книгу, в которой пытаюсь разобраться, почему силы, пришедшие на грандиозной волне майдана, печально  проиграли. Отчасти его вышибли из седла отравлением, он ведь огромную часть времени и сил вынужден был потратить на операции, их было, как говорят, около трех десятков. Не ради внешнего эффекта — это было жизненно необходимо, он переживал сильнейшие боли. Хотя и сделано было немало — реальная свобода слова в стране, это его заслуга. При его предшественнике, например, рассылали всем центральным СМИ так называемые тэмныкы, где указывалось, о чем и как можно писать и рассказывать, о чем — нет.

Кстати, наступление на свободу слова пока еще мягкое, но уже чувствуется. Не случайно в Киеве появилось журналистское движение в ее защиту. Януковича заметно отгораживают от народа: например, на празднование его 100 дней у власти прилегающие к центру улицы перекрыли, оппозицию туда не пустили. Хотя сам Виктор Янукович, будучи в оппозиции, протестовал против власти свободно. Президент должен ощущать атмосферу своей страны, и подобные барьеры ему самому не на пользу. Пока у него достаточно прочный запас доверия, полный контроль над Верховной радой и правительством (чего не было у Ющенко). По существу республика уже стала президентской, и вполне логично закрепить это законом. В наших условиях парламентско–президентское двоевластие несет безответственность, потому что у нас нет культуры демократии. Как сказал один мой латышский собеседник: “У нас независимая советская Латвия”. Украины это касается в еще большей степени.

— Будь сегодня на месте Януковича любой другой, на основании чего он мог бы сблизить западных и восточных жителей страны, ведь их ценности так же далеки, как латышские и русские?

— Украина пока не смогла выработать единую национальную идею, одинаково привлекательную и для Донбасса, и для Галичины. Одна страна, один этнос, а совершенно разные духовные, политические, исторические ценности. Потому у одних герой Богдан Хмельницкий, у других — Мазепа, у одних Ковпак, у других — Шухевич. Вот Ющенко предпринял реальные шаги к примирению противоборствующих сторон, не получилось, к сожалению. Хотя примеры других стран показывают, что это перспективный путь — и в Испании, и в Германии живут люди, воевавшие по разные стороны. По счастью, на человеческом уровне между жителями Востока и Запада противостояния у нас нет.

— Может, политика со своим переписыванием истории мешает сближению?

— История — это прошлое. Оценки его могут и должны быть разными. Молодежь нужно воспитывать со знанием этого, чтоб она по возможности не повторяла ошибок прошлого, а политика должна стоять на миролюбии и взаимовыгодных отношениях. Если вы имеете в виду Великую отечественную, то Украина тем более не изменила своей позиции. День Победы у нас государственный праздник, я здесь всегда посещал места захоронений советских солдат, поздравлял ветеранов, устраивал приемы в их честь, в том числе совместно с российским посольством. Я безмерно уважаю ветеранов, сам из семьи фронтовиков, среди моих родственников есть даже Герой Советского Союза — то была наша общая победа над злом. И с местными русскими у меня отношения прекрасные. Вряд ли кто–то чаще меня бывал на различных мероприятиях в Доме Москвы, спасибо, Юрий Силов и Артур Невицкий меня туда постоянно приглашали, и я с удовольствием откликался. Частым гостем был и для других национальных культурных обществ ЛР.

— Что из намеченного в Латвии вам удалось сделать, а что нет?

— Приоритетом внешней политики Украины в эти годы была интеграция и членство в НАТО. Поэтому мы, во–первых, тщательно изучали опыт Латвии, страны, бывшей частью СССР и затем ставшей членом ЕС и НАТО. Во–вторых, мы искали поддержки Латвии в международных организациях и, спасибо, получали ее. Украина в одностороннем порядке ввела безвизовый режим для граждан ЛР, Латвия, насколько это было в ее компетенции, облегчила въезд хотя бы владельцам украинских служебных паспортов. Полностью открыть для нас “шлюзы” ЕС не может по чисто техническим причинам: у нас нет жесткой системы погранконтроля, вся наша восточная граница практически открыта, и страна служит многим нелегалам перевалочным пунктом на Запад. Это наша общая с Россией проблема, думаю, одновременно мы ее и решим.

Что касается экономики, в 88–м году товарооборот между нашими странами достигал полмиллиарда долларов и мог бы утроиться, но грянул кризис и процесс остановился. Хотя на уровне регионов мы сводили предпринимателей, например, Видземе и Одессы. Но тут такой нюанс: наши предприниматели готовы поставлять продукцию в Латвию. Эшелонами. А на запрос одного–двух вагонов просто смеются. Хотя сырье идет — уголь через Вентспилс, нефтепродукты. Идут и соки, алкоголь, растительное масло; в Украину везут латвийские медикаменты, текстиль. Государственные визиты наших президентов заложили  юридическую и правовую базу для дальнейших отношений, но постоянно меняющаяся ситуация в Украине не позволила их продвинуть. Особенно приятно, что за это время украинская диаспора здесь стала более сплоченной. Мы поддерживали все ее 15 организаций, люди стали теснее ощущать свою связь с исторической родиной, я лично передал академической библиотеке сотни книг. Многие мероприятия поддерживал и финансово.

— А транспортное сообщение так и не наладили. Одни автобусы доступны диаспоре. Билеты на самолет до Киева стоят 400 евро (если сильно повезет купить по скидке за полгода — 100 евро). Хотя Шлесерс обещал дешевые еще к позапрошлому Новому году и кучу дополнительных рейсов.

— Не его вина, что не получилось, — рыночная экономика определяет цены. Государство не может регулировать их, тем более что Шлесерс перестал быть министром сообщения.

— Чем займетесь по возвращении — политикой или литературой?

— И тем и другим я занимаюсь постоянно и одновременно. Литература — это призвание, а политика… Предпочитаю не ждать, пока она сама займется мною. Сначала отдохну — мне положено полгода, ведь 4 года не был в отпуске. До Латвии я в должности профессора преподавал в 4 вузах, надеюсь, не все меня забыли. В остальном — сейчас идет смена власти, и надо посмотреть, что из этого получится. Не думаю, что в рядах Партии регионов мне будет интересно. Я беспартийный и таковым и останусь! Это очень четко выраженная партия промышленников, олигархов, технократов, там иная система ценностей для меня, гуманитария. Я давно стою за украинскую идею, то есть за украинский язык, культуру, литературу, но оппозиция пока раздроблена, требуется время для осмысления. Я и не спешу — в политике меня прельщают не должности, человек, принадлежащий к интеллигенции, всегда должен помогать развитию демократии.

— Грузинское происхождение не мешает отстаивать украинскую идею?

— Наоборот. При помощи украинской идеи я отстаиваю право каждой нации на самобытность и полноценное развитие. Мой родной язык грузинский, но я в совершенстве владею украинским и русским языками, пишу на них стихи и книги. Я 15 лет был заместителем министра по делам национальностей Украины, и за это время у нас не было ни одного межнационального конфликта, хотя споры временами и вспыхивали. В результате Украина сумела удержать 14 миллионов неукраинцев — немалая цифра даже для 50–миллионного населения.

— А могли, как Латвия, не дать гражданства…

— В Украине это по определению невозможно. Даже среди украинцев много таких, кто не знал тогда родного языка. Да и к чему делать врагами 14 миллионов человек, когда их можно сделать друзьями? Хотя в плане языка, я считаю, можно было вести себя жестче, хотя бы тест ввести, теперь бы не стоял так остро языковой вопрос.

— Объясните как филолог: мы привыкли говорить “на” Украине, но там теперь про себя говорят “в” Украине. Почему?

— Привели предлог к общему знаменателю: в Австрии, в России… Так правильнее, и многие уже привыкли к этому, в том числе, кстати, господин Путин, он даже как–то поправлял своего министра.

— А что за материалы собираете в Латвии для книги?

— Это мозаика из мнений разных людей о том, что сбылось из их ожиданий в независимой Латвии, что не сбылось. Из союза — в союз, из блока — в блок, такие очертания. Я опрашивал самых разных людей — Дайниса Иванса, Валдиса Биркавса, Андриса Берзиньша, Яниса Юрканса, Кнута Скуйниекса, Яниса Стрейча, Илью Герчикова… К сожалению, Алфред Рубикс воздержался от беседы, Татьяна Жданок вообще не ответила на предложение, но жизнь этнических групп Латвии, в том числе и русских, будет освещена обязательно. Бог даст, до конца года книга выйдет, и я надеюсь представить ее в Латвии.

“Вести Сегодня+” № 27.



Источник: Весточка.LV