Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Происшествия

До и после наезда

Суббота, 7 августа 2010

Случается, что жизнь в одночасье раскалывается на “до” и “после”. Для Ингриды Чередниковой это случилось 25 сентября 2006 года. Один шаг — и осталась в прошлом счастливая жизнь, любовь и здоровье. А в настоящем — только боль и нужда. И, пожалуй, еще надежда на справедливость, которая, впрочем, тоже тает с каждым днем…

Авария

С Ингридой мы познакомились три года назад. Итогом нашей встречи стала статья “Поцелуй красной “хонды”. Вкратце напомним: в тот несчастный сентябрьский день Ингрида переходила по “зебре” улицу Буллю. Машины в правом ряду остановились, чтобы пропустить пешеходов, а водитель “хонды”, следовавшей по левому ряду, даже не притормозил. Результат — Ингриду и еще одного человека, пенсионера Александра А., в тяжелом состоянии увезли в больницу…

…”Поцелуй” “хонды” обернулся для Ингриды сотрясением мозга, переломом обеих ног и левой руки, рваной раной в области подбородка. Ее состояние было настолько серьезным, что в “Гайльэзерсе”, где ей делали операцию обеих ног, ей пришлось пролежать 20 дней — сначала в реанимации, потом в отделении (обычно после операции выписывают уже через неделю).

Из больницы ее выписали в лежачем состоянии. По выражению Ингриды, она стала “бревном, полностью лежачим и полностью беспомощным”. Выхаживала ее 77–летняя мама. И когда 4 месяца спустя Ингриде все–таки удалось встать на непослушные ноги и вернуться домой, ее ждал еще один удар: муж ушел из семьи. Зачем ему покалеченная жена, инвалид с проблемами?

На “нет” и суда нет?

Состоявшиеся после этого суды открыли для Ингриды немало нового. Она поняла, например, что латвийская Фемида гуманна и снисходительна, но только почему–то не к пострадавшим.

— От проникновенных речей адвоката иной раз хотелось просто расплакаться! — вспоминает Ингрида первый процесс. — На заседании мы узнали, что виновница ДТП и сама инвалид, что она уволилась с работы через 3 дня после совершения аварии, что у нее маленькая (на тот момент около 100 латов) пенсия по инвалидности. И несовершеннолетний ребенок в придачу!

Ей дали 2 года условно (от чего нам, пострадавшим, было ни жарко ни холодно). Но при этом оставили водительские права! А нам, чья жизнь из–за ее неосторожности пошла под откос, тот же суд в тот раз отказал и в материальной, и в моральной компенсации!

…Ингрида не смирилась. Три года ушло на судебные процессы, однако ей и ее товарищу по несчастью удалось добиться решения, в соответствии с которым виновницу ДТП обязали выплатить пострадавшим компенсацию и оплатить лечение. Правда, три года спустя эта победа оказалась пирровой:

— Пока мы боролись, дама по документам стала безработной и неимущей, — говорит Ингрида. — Сейчас с нее вообще нечего высчитывать! Формально при ней осталась только ее пенсия по инвалидности, с которой нам как потерпевшим отчисляют от 8 до 12 латов в месяц. По сравнению с тем, какие средства реально необходимы на лечение, это просто издевательство!

Единственное, что сделала виновница ДТП в пользу моего здоровья, — оплатила мне один курс реабилитации. А как мне жить дальше? На одни лекарства, которые стали мне необходимы после этой аварии, уходит около пятидесяти латов в месяц. Моя зарплата — 200 латов. Страховая компания предлагает: сначала купите лекарства, а потом мы вам по рецептам оплатим. А где взять деньги, чтобы “сначала купить”?! А если лекарства не принимать, то в перспективе может возникнуть необходимость в замене тазобедренного сустава. Помимо физических и моральных издержек, это еще и от 1500 до 3000 латов на операцию…

Помочь мне некому: старшая дочь работает и учится, у нее ребенку 2,5 года и муж безработный. Младшая дочь учится в 10–м классе вечерней школы, а родители — пенсионеры. Превозмогая боль и глотая дешевые обезболивающие средства, от которых на корню губится желудок, я вынуждена работать. От дома до работы надо добираться двумя видами транспорта — значит, нужно покупать проездной билет. За квартиру платить нечем (долг уже около 500 латов), и на сегодняшний день плачу только то, что просрочено с 2006 года, — пени по 40 латов в месяц. Платить больше просто нет возможности! Группу инвалидности в прошлом году мне не на что было оформить, потому что не было страхового полиса. Статус малообеспеченной тоже не могу получить: зарплата, как назло, на 6 латов выше “порога бедности”… Как мне выжить?!

…И снова в суд, и снова в бой

По словам Ингриды, ее судебная эпопея продолжается. Она подозревает, что женщина, покалечившая ее судьбу в прямом и переносном смысле, не такая уж малоимущая и больная, как представляет это в документах.

— Мы узнали, что квартиру, владелицей которой она являлась на момент аварии, она продала сыну, — поясняет Ингрида. — Причем при любопытном условии: сын не имеет права распоряжаться этой квартирой без ее ведома. Получается, что сын — только формальный владелец, а по сути реальной хозяйкой осталась она! Мне непонятно: как такая сделка вообще могла произойти? Неужели те юристы, которые ее оформляли, не видели, что у владелицы имеются определенные финансовые обязательства?!

Сейчас Ингрида и второй потерпевший добиваются, чтобы внутрисемейная сделка была признана недействительной: в этом случае с виновницы аварии как с собственницы недвижимости можно будет взыскивать адекватную компенсацию. Ингрида не держит зла на свою оппонентку, однако считает: каждый обязан нести моральную и материальную ответственность и за свои поступки, и за их последствия:

— Я сполна познала, что это такое, когда ты брошен и надеяться и не на кого, и не на что. Система лояльна к виновному, а потерпевшему не дает никакой защиты! Я уверена: меня поймет каждый, кто УЖЕ хоть раз побывал в роли потерпевшего. А ведь стать жертвой автомобильной или какой–то другой аварии может сегодня любой!

“Вести Сегодня” № 135.



Источник: Весточка.LV